Запрос на скачивание статьи

Пожалуйста, корректно заполните поля, чтобы получить отчет в формате pdf

* Обязательные для заполнения поля.
05.03.2020
Химия в быту. Как китайские проблемы бьют по российской промышленности

Химия в быту. Как китайские проблемы бьют по российской промышленности

Айфоны, чеснок и одежда, оказывается, меньшее, что мы потеряем из-за коронавируса в Китае. «Фонтанка» выяснила, что длительные перебои с поставками оттуда принесут куда больше проблем, чем кажется на первый взгляд.

О том, как за голову хватаются производители лекарств и продавцы продуктов, «Фонтанка» уже писала. Теперь на очереди химики. Целые сектора промышленности завязаны на поставки из Китая чуть ли не на 100%.

автор фото XU CONGJUN / EPA

автор фото XU CONGJUN / EPA

Судя по данным таможенной статистики, только на химические вещества, завозимые в Россию миллионами тонн, наша страна тратит миллиарды долларов. Это следствие развала замкнутой советской промышленной системы, в результате которого экономическая целесообразность привела к сворачиванию не то что цехов и заводов, а целых направлений.

«В первую очередь, приостановка поставок ударит по производствам, использующим сырье с высокомолекулярными соединениями. Это упаковочные материалы, посуда, красители, оптические стекла и керамика, огнеупоры, катализаторы, на которые завязано производство нефтепродуктов. Далее удар придется по всей пищевой промышленности, которая активно использует пищевые добавки, по производителям синтетических моющих средств, средств дезинфекции, ингибиторам коррозии», — рассказывает Александр Гарабаджиу, доктор химических наук, проректор по научной работе Санкт-Петербургского государственного технологического института.

Простой пример: терефталиевая кислота. Ее основное предназначение — сырье для полиэтилентерефталата, в народе широкой известном как ПЭТ, из которого делают почти все пластиковые бутылки для напитков. Российская промышленность обеспечивает себя терефталиевой кислотой лишь наполовину, подсчитали в прошлом году эксперты инвестиционной группы «ПКР». А в импорте доля Китая — 70%, или 215 млн долларов за год.

Тот самый ПЭТ используется не только как тара, но и как сырье для производства лавсановых пленок и текстильных волокон — полиэстера. А не так давно был основой для производства носителей информации — кинофотопленки, дискет и пленки для магнитофонных кассет. Поскольку мощностей для его производства у нас также не хватает, мы закупаем и его. И в этом продукте более глубокой переработки доля Китая уже все 87% (145 млн долларов).

«Однозначно в СССР это все производилось в достаточных для нашей промышленности объемах. Но когда железный занавес рухнул, оказалось, что в Китае это покупать гораздо дешевле. А нерентабельность старых советских заводов привела к их вымыванию с рынка», — объясняет Александр Гарабаджу, приводя в пример один из прежних центров советской химической промышленности — Дзержинск Нижегородской области. Сейчас это все еще место притяжения профильных отраслевых игроков, там работают несколько крупных производителей. Однако крупнейшие дистрибьюторы, базирующиеся в Дзержинске, не скрывают, что львиную долю продукции импортируют, и в первую очередь из Китая.

«Сейчас действительно наблюдаются задержки в поставках по ряду позиций — из-за продленных каникул в Китае. Производители в Европе вряд ли помогут нам возместить дефицит, так как по ним также бьют китайские проблемы, и в первую очередь они снабжают своих, европейских потребителей, а только затем уже готовы отгружать нам, — рассказал «Фонтанке» менеджер одного из крупных дистрибьюторов в Дзержинске. — В Китае кто-то уже начал поставки — те, кто ближе к портам находится. А те, кто в центре страны и ближе к очагу коронавируса, пока нет. К примеру, наши поставщики пропиленгликоля (используется в основном как теплоноситель, антифриз. — Ред.) близко к морю, с ним проблем пока нет. А вот с адипиновой кислотой, или трихлорпропилфосфатом, могут быть трудности»

Адипиновая кислота — вещь крайне разносторонняя. Используется в промышленности для производства нейлона, средств для удаления накипи и придания блюдам кисловатого привкуса. Ее чуть ли не единственный производитель в России находится во все том же Дзержинске, а в объеме импорта доминирует Китай — 81% в 2019 году на 7 млн долларов.

Трихлорпропилфосфат — эфир фосфорной кислоты, необходимый в производстве искусственной кожи, линолеума, огнестойких отделочных материалов и водостойких клеев. Общий объем его импорта в прошлом году составил 18,4 млн долларов, из которых на Китай пришлось 16,5 миллиона.

Также Китай — важный поставщик полиметиленфенилизоцианата, или полимерного МДИ, а еще проще — полиуретана. Это и строительная теплоизоляция, и сиденья для автомобилей, и искусственная древесина, и клей для ориентированно-стружечных плит OSB. Ну и дальше — спортивная обувь, покрытия для теннисных кортов, воздушные фильтры в машинах, медицинское оборудование. Доминирующего положения в импорте полимерного МДИ у Китая нет — всего 20% (44 млн долларов), однако заместить этот объем, случись что, будет нечем.

Всего треть импорта приходится на Китай по полимерам винилхлорида — одного из самых распространенных в современной промышленности материалов. Изоляция проводов, натяжные потолки, искусственная кожа, рекламные баннеры и даже колеса для роликов и скейтбордов — это все ПВХ. При наличии собственных крупных и надежных поставщиков этого продукта внутри России остаться совсем без него нам не грозит. Однако выпадение крупных китайских объемов вполне способно создать дефицит на рынке и взвинтить цены.

Куда сложнее, к примеру, с веществом со сложным названием 1,1,1,2-тетрафторэтан. Это современный материал для наполнения кондиционеров в машинах и холодильных установках. Со времен СССР в нашей стране был неплохо налажен выпуск аналогичного вещества — фреона-22 и фреона-12. Однако с тех пор их признали крайне вредными и для человека, и для озонового слоя Земли, так что область применения «старых» фреонов сильно ограничена старой техникой, зачастую военной. А в современных автомобилях и холодильниках теперь тертрафторэтан или аналогичные ему вещества, производство которых в России не особо развито.

Например, он используется на петербургском заводе Hyundai. Там «Фонтанке» рассказали, что уже обсуждали тему возможных перебоев в поставках тетрафторэтана, однако пока проблема с ним остро не стоит. «Мы заправляем кондиционеры тетрафторэтаном, произведенным в Китае, у себя на заводе. Перебоя с поставками нет. Плюс ко всему и у нас, и у продавцов в России есть большие запасы материала. Риска, что кондиционеры нечем будет заправлять, нет», — обнадеживают на заводе Nissan.

Но поставщики хладагента рассказывают, что с его производством в России дела обстоят не очень хорошо. Фактически у нас производят только фреон-22, больше ничего. Потому что фреон-12 было запрещено производить еще в 2010 году. 1,1,1,2-тетрафторэтан как раз и пришел ему на смену, но делают его только за границей. А последнее, что оставалось в нашей стране, — фреон-22, его запрещено производить с этого года, и использовать можно будет только уже накопленные объемы. Серьезные автопроизводители или заводы холодильного оборудования не пойдут на его использование — хладагенты в любом случае придется импортировать.

Анализируя таможенную статистику, не устаешь удивляться, как много всего приезжает к нам из Китая. Оказывается, довольно сильно от него зависят потребители не только вышеперечисленных химических соединений, но и те, кто использует в производственных цепочках муравьиную кислоту (консервант, доля Китая в импорте — 86%, 16 млн долларов), холевую кислоту (эмульгатор, 74% — доля Китая, 13,6 млн долларов), пептоны (питательные среды для выращивания бактерий и грибов, две трети импорта — из Китая на 47 млн долларов). Треть импорта диоксида кремния (пищевые добавки, волоконно-оптические технологии и многое другое) приходится на Китай, треть — цианидов, треть — искусственного корунда (основной компонент наждачной бумаги). Практически безальтернативный поставщик в Россию бора и теллура — тоже Китай. Их нашей стране требуется мало, всего 600 и 20 килограммов соответственно, но раз ввозят, значит, надо.

Миллионами тонн к нам из Китая едут гербициды, активированный животный уголь, вспомогательные продукты для литейных производств, присадки для нефтепродуктов, ускорители вулканизации каучуков.

Отдельная история с витаминами. Витамин С — в объеме импорта — на три четверти китайский (8,6 млн долларов), витамины В5 и В3 (10,7 млн долларов) — наполовину, витамин Е (9,6 миллиона) — на треть.

Когда «Фонтанка» попросила проанализировать список хотя бы крупнейших по объемам импорта номенклатурных позиций органической и неорганической химии, поставки которых из Китая исчисляются миллионами долларов, специалисты в этой области просили хотя бы месяц на эту работу.

Судя по последним новостям из Китая, полной остановки поставок ждать не стоит — речь идет лишь о перебоях и, возможно, росте цен из-за дефицита. К тому же у нас, несмотря ни на что, все еще есть серьезные производители, входящие в группы «Сибур», «Лукойл», «Газпром нефть», «Башнефть» и другие, а также множество менее крупных. Но, возможно, это станет толчком для развития отечественной химической промышленности. Вряд ли это произойдет в ближайшее время, ведь это слишком наукоемкая и капиталоемкая отрасль. К примеру, структуры «Газпрома» планируют строительство в Усть-Луге нефтехимического комплекса, который будет стоить под триллион рублей. Но, скорее всего, китайские события многих навели на такую мысль.